Иван Мирон даже в свои 90 лет он до сих пор служит дьяком. Без него не совершается ни одно воскресное богослужение в церкви соседнего села Росишка.

В июле 2019-го государство Украина официально признало, что Иван Мирон больше не "бандит". Он стал первым из нереабилитированных до сих пор политзаключенных советского режима. Это стало возможным благодаря новой редакции Закона "О реабилитации", которую принял Парламент в мае 2018 года. Иван Мирон последний живой "25-летник" "среди тех, которые так и не дождались восстановления своего честного имени, передает портал"Локальная история".

Фото: "локальная история"
Фото: "локальная история"

Родился Иван Мирон в Росишке, здесь он окончил пять классов. Говорит, в те времена в школе они изучали сразу три гимна.

"Чешский -" Де домоф муй", словацкий – "Над Татрой около громы Дево биют "и русинский – "подкарпатские русины, оставте глубокий сон". В школе мы были подкарпатскими русинами, но никто не перечил, шо мы – украинцы. Мы знали, кто мы.

Популярные статьи сейчас

Главное за 3 декабря: победа "Шахтера", роковой поворот "голодной тусы", финал "Холостячки" и минималка в 6700 гривен

Михаил Поплавский предложил изменить гимн "Ще не вмерла України...." на свою песню, земляки смеются: "Ваша пісня і так гімно"

Леся Никитюк впала в летаргический сон, сестра-близняшка сделала заявление: "На экранах вы видите не ее"

Не зря торчащие соски засветила: Рианна получила звание национального героя

Показать еще

За русских закончил десятилетку в Бычкове. Потом пошел в сельскохозяйственное училище в Мукачево. Учился прекрасно. Но начали говорить нам: "Вы будете организаторы колхозов". И как меня то ударило, подумал, то шось нехорошо. Решил домой сбегать. Три дня не ел, насобирал хлеба на дорогу, пешком пришел домой. Первый выпуск Бычковской десятилетки почти всех пересажали", - вспоминает он.

Пострах коммунистов

После этого Иван Мирон работал учителем в начальной школе в Черной Тисе. Уже через год ему пришла повестка в армию.
"Встретился с повстанцами и сказал: "Не годен врагам давать присягу и иду с вами". Тут они что делали - колхоз организовали, издевались над людьми. А мне проводник Иван Мегаленюк сказал: "Подумай хорошо, потому что мы на таком положении - была надежда, что может быть война, теперь надежды нет. Так ходим, прячемся". Тогда действительно уже больше прятались, не нападали, разве – из крайности. Но ужасом были для очень активных коммунистов. Говорю: "Я пойду с вами. Мне выхода нет".

То была поздняя осень. Мегаленюк принес мне карабин. Я стал прятаться. Мое псевдо было "малый", хоть я имел метр восемьдесят девять роста. И послали меня связным. Ходил целую зиму: и снегами, и приключений было всяких. Иду я с Черной Тисы на Драгобрат перевалом со спрятанной грипсой. Выхожу уже на полонину, смотрю – там с поля идет оперативная группа. Я в сторону беру. Склон резкий и лед со снегом, а я в лаптях, – некуда деться. И раз - начинаю соваться, скребу руками – ниче не помогает. Ввергло меня на джарапину, куфайку разодрало, грудь голая, кобуру вырвало с пистолетом, но я остановился. Такое имел счастье, а иначе – там бы верная смерть застала", - говорит он.

Фото: "локальная история"
Фото: "локальная история"

Иван Мирон говорит, что они только пострахом были, они не воевали. Тогда в Россишке были "прыжки". У них были не только карабины, но и мадьярский пулемет.

"Я должен был сделать план и проследить, когда бы то ни было может напасть и забрать оружие у них. Сельсовет был в жидовской хате, и там была комната, где держали оружие. То в селе один дом такой был, что имел ставни – окна заперты. Я выждал до полуночи, когда все уже утихло. Убедился, что опасности нет, – зашел в дверь. "Прыжок" на диване сидел, я как зашел, то он лишь отодвинулся во второй угол от карабина. Я говорю:"ложись на пол". Он лег, простер руки. Я карабин забрал и говорю: "Ключ от сейфа". Открыл сейф – пулемета нет (забрали на засаду), но есть еще два карабина, я их забрал. Вышел из сельсовета – там еще два вооруженных. То я два раза выстрелил из карабина, они попрятались, дали мне дорогу", - говорит он.

Три шага и две доски

Тогда пришло повстанцев на связь шесть или семь. Перешли серпантинами на плай и вышли на Драгобрат, сели есть, вдруг случилась оперативная группа. Никто не знал куда бежать, поэтому все хлынули в долину, где гора Стог. Дальше зашли к Апше. Стали на ночлег. Как вышли - опять на верх, аж там засада пограничников.

"Утром я уже был в Ужгородской тюрьме на втором этаже. Там меня сфотографировали, еще и навесили карабин. Да и на перекрестный допрос сразу.Уже на первом допросе я понял, что они очень много знают и надо молчать. Допросы делали ночью. Не давали спать. В карцере всего три шага можно сделать, чтобы не крутиться.

Я никому не свидетельствовал. Последний раз, что мне сказал следователь: "не вернешься из Сибири". Завели меня да и постригли. На третий день привели прокурора и объявили, что я арестован. Посадили меня 23 мая 1951 года, а судили на Рождество 1952-го. Восемнадцать нас насобирали. Шестерым дали по 25 лет. Остальным - по 10 и меньше", - вспоминает он.

Чайная любовь

Фото: "локальная история"
Фото: "локальная история"

72-летняя женщина ловко возилась на кухне, готовя для своего Ивана обед. После очередного напоминания мужчина берется за приготовление своего "фирменного" очень крепкого чая. Такой он полюбил в лагерях. Таким же угощал ее в день их знакомства. Тогда Кристина пришла к Миронам сообщить о времени и месте подпольного греко-католического богослужения, которое должно было состояться в их доме ночью.

- Я думала, или они такие скупые, или у них сахарау нету. Вот дал мне на смех пол горшка горького чая. Я все-таки доста обедила, - улыбается Кристина.

- Я заварил чайку. Моцненький такой, добрый. Смотрю - она выпила, и не скривилась. Ого, думаю, это может быть моя, – Иван рассказывает свою версию знакомства.

В то время Иван уже год, как вернулся в родное село после увольнения Тогда ему было 47 лет, из них 25 – провел в лагерях Гулага. Начал работать кочегаром, любая другая, приличнее работа была для него недоступной. Клеймо "изменника Родины" его не покидало.

Каждую неделю должен был появляться в соседнем Луге в сельсовете перед участковым милиционером. Выходить за пределы села пусть и бывшему, но все же "бандиту" было запрещено. К своей Кристине в соседнюю Косовскую Поляну ходил тайком, не дорогой, а "верхами" – через горы. Вскоре они поженились.

Фото: "локальная история"
Фото: "локальная история"

"Гасударственный преступник"

"Уже когда новый кодекс наступил, вызвали на комиссию "по снежению строка наказания". То могли снять и до 15 лет, и половину, или выпустить на волю. Одно условие - покаяние. А мы не хотели того. Ну, я должен каяться, а то и перед безбожниками. Ведут меня на комиссию. Начальник отряда дает характеристику:"заключенный Мирон Иван к инструменту относится бережно, в быту вежлив, по характеру замкнут, прошлого своево не осуждает". Тогда тот начальник комиссии говорит: "Почему вы не осуждаете прошлого?". А я говорю: "Потому, что я не считаю себя виноватым", а он говорит: "Как не считаете? Вы вершили преступление", а я говорю: "защиту своего народа не считаю преступлением". А он говорит: "О, какой защитник нашолся. "

Напомним, ранее талантливая прикарпатка одела кукол в форму УПА: Бандера бы заценил

Как сообщает портал Знай.ua вор нашел "Золотое" хобби на пенсии и заработал полтора миллиона, главное-желание

Также Знай.ua писал, что в окнах дома с драконами спит целый мир: в Киеве фасад заброшенного здания превратили в галерею